Деньги из мусора

Деньги из мусора
В Бурятии вновь заговорили о строительстве мусоросжигающего завода с привлечением японских инвесторов
- Мы с проектом по строительству этого завода включаемся в большую программу по Байкалу. Буквально вчера из Японии приехал наш министр природных ресурсов. Он заключил соглашение с Японской организацией по развитию новых энергетических и промышленных технологий (NEDO), - сказал Цыденов в ходе Красноярского экономического форума.

Напомним, что данный проект в Бурятии обсуждается давно. До последнего времени его курировал бывший депутат Госдумы Михаил Слипенчук. В августе 2015 года в Улан-Удэ между правительством Бурятии и компанией Mitsubishi Heavy Industries Environmental & Chemical Engineering (MHIEC) было подписано соглашение о намерении построить в республике завод по переработке твердых бытовых отходов, на технологии, которая позволит практически полностью сжигать мусор без ущерба экологии. Ранее сообщалось, что стоимость проекта - около 9 млрд рублей, 30% этой суммы готова инвестировать японская сторона (организация NEDO).

При этом до сих пор никаких конкретных инвестиций под проект на данном этапе еще не заложено. Проводится работа по включению данного проекта в федеральную целевую программу «Охрана озера Байкал» и другие программы министерства природных ресурсов России, ведется работа с минпромторгом о внесении проекта в программы субсидирования по линии министерства. Также планируется привлечение средств со стороны частных инвесторов.

Технология переработки

В планах Михаила Слипенчука было построить целый ряд заводов в Сибири. Но, видимо, после провала на выборах 2016 года бизнесмен бросил эту затею. На данный момент из предполагаемых инвесторов известен только один, это указанная выше японская правительственная организация NEDO. Кто будет платить за остальную часть проекта – неизвестно. 6 миллиардов на мусороперабатывающий завод в регионе где едва ли наберется миллион жителей – инвестиция, на первый взгляд, сомнительная.

В России есть прецеденты строительства заводов стоимостью 15 и 20 миллиардов рублей. Например, в одно из таких предприятий в Казани вложилась государственная компания “Ростех”.  Предприятие комплексной переработки отходов представляет собой мусоросортировочный комплекс и комплекс термической переработки. Сам процесс переработки отходов начинается с мусоросортировочного комплекса, позволяющего принимать как несортированный мусор, так и отходы, прошедшие предварительную сортировку. В зависимости от степени подготовки сырья степень извлечения вторичных материалов составляет от 20% до 50%. Это позволяет обслуживать населенные пункты с населением до 500 тыс. человек.

Помимо извлечения полезных вторичных материальных ресурсов (чёрные и цветные металлы, стекло, полимеры, бумага) на заводе предусматривается вывод биоразлагаемых материалов из оборота и последующая их транспортировка на полигоны компостирования. Не подлежащие вторичной переработке материалы поступают на комплекс термической переработки или попросту говоря сжигаются в печи.

Вкупе с переработкой предполагается и получение электроэнергии и тепла за счет горения мусора. Фактически, любой мусоросжигательный завод — это ТЭС, топливом в которой служит ТБО при «подсвечивании» мазутом или природным газом. В результате процесса горения мусора получаются два основных продукта: тепло и/или электроэнергия.

Подводные камни

У мусоросжигательной технологии есть и противники. Например, много вопросов задают экологи, которые не уверены в том, что отходы такого производства безопасны. Сотни килограмм золы, ежедневно производимые предприятием, никуда не денутся, будет необходим огромный полигон для захоронения. А сам факт наличия такого полигона в водосборной зоне Байкала становится бомбой замедленного действия.

Другой факт, тесно связанный с предыдущим. Вторичные материалы, полученные в результате переработки, нужно будет куда-нибудь сбывать. Такой специфичный товар мало где востребован в регионе. А если нет рынка сбыта, то производить такие материалы невыгодно, следовательно, мы получаем еще больше сожженного мусора и еще больше золы, которую нужно вывезти на полигон.

Сторонники сжигания мусора любят говорить о снижении класса опасности мусора при его сжигании. Но ученые как один говорят, что значительная часть бытовых отходов относится к 4 классу опасности и понизить его уже вряд ли получится. Наряду с этим в один котел с безопасными отходами может попасть ртуть, лакокрасочные материалы и пр., что делает на выходе из обычной золы, токсичную.

Башкирский опыт

Стоит отметить, что ранее, в 2011 году, аналогичный завод хотели построить в Башкирии. Но там практически сразу же отказались от этой затеи, заменив его мусоросортировочным комплексом.

- Мы проводили переговоры и с немецкими, и с японскими компаниями, выезжали в Москву и Чехию, чтобы осмотреть действующие мусоросжигательные заводы, - отметил Алексей Изотов. - Их большой плюс - 100-процентное сжигание мусора. Но есть и реальные минусы.

Так, по словам Изотова, после введения завода в эксплуатацию тарифы за вывоз и утилизацию ТБО для населения вырастут в 15 или даже в 20 раз. Сейчас в Стерлитамаке горожане платят за эту услугу от 70 до 500 рублей с человека в год. По мнению мэра Стерлитамака, его земляки не готовы к столь серьезному росту тарифа.

Подводя итог, можно с уверенностью сказать, что данный проект только на бумаге выглядит безопасно и выгодно. Помимо очевидного огромного риска для экосистемы Байкала, наружу всплывает множество инфраструктурных и финансовых проблем, таких как необходимость строительства огромного полигона консервации отходов и дороговизна технологии.

 

Владимир Базов, «Центральная газета»

28 Апреля в 09:33