Наши в Nasa

Как уроженец Бурятии изучает космос в США

Как уроженец Бурятии изучает космос в США
Андрей Васильев сейчас работает офицером NASA. Занимается коррекцией орбит и траекторий спутников и космических аппаратов на околоземных орбитах в одном из командных центров NASA. А также следит за зондами в глубоком космосе
Ко Дню космонавтики интереснейший материал Информ Полис. Оказывается, в NASA (Национальном агентстве США по воздухоплаванию и космонавтике) работает наш земляк. Как он попал в самую прогрессивную отрасль мира — в эксклюзивном интервью.

Сначала напомним, что НАСА — ведомство, относящееся к федеральному правительству США и подчиняющееся непосредственно вице-президенту США. Агентство отвечает за гражданскую космическую программу страны, а также за научные исследования воздушного и космического пространства и научно-технологические исследования в области авиации, воздухоплавания и космонавтики. 

- Как принято в Бурятии, начнем с предыстории. Мы помним вас как молодого журналиста Андрея Васильева с БГТРК. Перед этим он был выпускником восточного факультета. Почему вы пошли в журналистику? 

- Когда я шёл в журналистику, в России ещё была журналистика. Я работал на БГТРК уже будучи студентом, что всегда вызывало неудовольствие моих преподавателей. Я всегда рассказывал, что мне нравилось писать письма друзьям и когда они делились моими письмами между собой. Как-то в школе вместе с моим другом Баиром Намогуруевым даже выпускали рукописную газету. Это было творчество в чистом виде. Потом я попал в Дом творчества к Галине Гуменюк. Это были мои первые шаги. Потом, уже в студенчестве, я пришел к Елене Ширибон в «Толи». 12 апреля у Елены день рождения. Поздравляю! Ну а дальше покатился по наклонной. «Новый день», ГРИ БГТРК. Я действительно хотел работать и работал как проклятый. Благодаря этому вырвался в Москву. Там были «Вести» и «ВИД», Центр расследований на ОРТ. 

- Будучи журналистом, вы уже делали репортаж о космосе. Это всегда было вам интересно? Как и многие мальчики, ты мечтал стать в детстве космонавтом? 

- В последний год моей работы в Улан-Удэ перед Днём космонавтики я предложил тогдашнему шефу «Республиканских новостей» Андрею Бутюгову сделать репортаж из гарнизона «Звездный». Попасть туда было сложно, но мы как-то пробились. Нам пообещали прямую связь с ныне «покойным» орбитальным комплексом «Мир». Мы приехали туда с Андреем Карповым и Славиком Ивановым (он тогда ещё в «Информ Полисе» работал). Принимал нас командующий гарнизоном подполковник Александр Головко, который сейчас генерал-лейтенант и, по-моему, командует Космическими войсками. Тогда никакой связи у нас не вышло. Видео мы принимали, но со звуком были проблемы. Зато мы узнали, что телеметрию (данные о траектории и состоянии космического корабля) в 1999 году писали на магнитную ленту на машинах образца шестидесятых годов, а в центре приёма и обработки информации работают машины, которые были вывезены из Германии после Второй мировой войны. Это тогда очень неприятно впечатлило. Если честно, я не удивлюсь, если этот антиквариат до сих пор работает. 

О космосе с детства я не мечтал. Я был реалистом. Если бы мои учителя по математике Ирина Вадимовна Дудина и Анна Ивановна Свяженина и мой преподаватель по физике Валерия Анатольевна Казьмина узнали, что я теперь сижу в Командном центре NASA, они бы долго смеялись, потому что по физике я перебивался с тройки на четверку, а в математике вообще ничего не соображал. 

- Как вас занесла судьба в США? Как удается вдали от родины так хорошо сохранять бурятский язык. Совет молодым людям, желающим вернуть себе язык предков. 

- Между Москвой и США были девять лет жизни на Украине и хорошая журналистская карьера. В США судьба занесла просто. Почти шесть лет назад я приехал работать на «Голос Америки», а перед этим мы с женой жили на Украине. Парадокс, но, когда я жил в Бурятии, уровень бурят-монгольского у меня был хуже, чем сейчас, к сожалению. Мой друг Жаргал Бадагаров, с которым я учился на Восточном факультете (сейчас он уважаемый преподаватель, авторитетный филолог-монголовед), подарил мне электронный учебник бурят-монгольского языка. Он, кстати, мне здорово помог, рекомендую. Совет молодым людям? Если хотите вернуть язык предков, говорите на нем! Как говорят братья-монголы: «Айвал бүү хий, хийвэл бүү ай!». 

- В США вы работали журналистом в ООН. Чем отличается работа там от обычной журналистской? Встречали ли там земляков? 

- Я действительный член медиакорпуса ООН и являюсь им по сей день. UN Media Corp. — это объединение журналистов, которые освещают события, касающиеся ООН. Чем отличается это от обычной журналистики? Да ничем. Правила везде одинаковы. Одно отличие, правда, есть. Освещая события в ООН, ты имеешь более «широкую» картинку того, что происходит в мире, чем во время работы в какой-то отдельной стране, например в России. Грубо говоря, из России ты видишь черно-белую аналоговую картинку в формате 4:3, а из ООН — 4K картинку в формате 360 градусов. Земляков в США на удивление много. Но общаюсь я больше с монголами, так исторически сложилось. 

- Вы не побоялись кардинально поменять сферу деятельности. Из журналистики уйти в космонавтику. Долго вам пришлось переучиваться? 

- Переучиваться, конечно, пришлось. Ускоренная программа NASA, аналитическая алгебра, физика космоса, баллистика, динамика космоса и многое другое. У меня были отличные учителя и наставники. После интенсивных курсов я сдавал квалификационные экзамены и тесты. И теперь я офицер NASA. Я занимаюсь коррекцией орбит и траекторий спутников и космических аппаратов на околоземных орбитах в одном из командных центров NASA. А также слежением за зондами в глубоком космосе. 

- Сейчас ваша работа связана с космосом. С самой прогрессивной областью, в которой столько открытий и надежд. Скажите, как теперь вы начали воспринимать нашу планету и жизнь на ней? 

- С момента моей работы в NASA я понял, что планета наша мала и ничтожна. А человек ещё более мал и ничтожен. А ещё более ничтожны, чем человек, человеческие страсти, проблемы и привязанности. В этом смысле NASA для меня буддийский храм, где можно познать истину и получить просветление. То есть целостно и полно осознать природу реальности. 

- Ваши пожелания тем землякам, кто мечтает работать с космосом. 

- Землякам, которые хотят работать в космической отрасли, я могу пожелать трезво оценивать свои возможности и усердно учиться. Не забывать, кто вы, на какой земле родились и на каком языке говорите.
12 Апреля в 09:40